Как сделать правильный выбор после прорыва.

После того, как Ирландия победила Австралию в финальном Тесте июньской серии, главный тренер Джо Шмидт был недоволен тем фактом, что малое количество прорывов линии Ирландией привело к попыткам. Что было не так? Поможет разобраться перевод аналитической статьи в исполнении Дмитрия Романова

  «Были некоторые супер прорывы... но их сложно было реализовать против их задней линии, они работают очень мощно».

Ирландия занесла всего лишь три попытки за всю серию, несмотря на подавляющее преимущество в большинстве эпизодов. В среднем одна попытка за игру (и коэффициент реализации одного шанса из семи) редко приводит к победам в профессиональном регби.

Тоже самое произошло ранее после КШН 2017 в игре против Уэльса. Защита Ирландии сделала 185 захватов за игру, и не смотря на восемь прорывов, так и не смогли занести попытку.

Комментарий Джо Шмидта показывает критический аспект атакующей игры. Тренеры тратят огромное количество времени отрабатывая способы прорвать первую линию обороны соперников, и считая число созданных прорывов. Действительно ли нужно тратить столько времени на это, учитывая сколько этих шансов приводят к попыткам?

То что происходит на поле после прорыва также важно, если не важнее, чем сам прорыв.

Недавняя встреча в Супер Регби между Крестоносцами и Горцами содержала несколько примеров того что можно, и чего нельзя делать, и показала насколько важна поддержка.

Лучший пример точной и решительной атакующей игры после прорыва произошел в контратаке Горцев перед перерывом:

После прорыва сделанного Горцем Лима Сопоага (№10), у него была поддержка в лице двух игроков All Blacks, двух Смитов - №9 Аарон и №15 Бен. В итоге, у нас есть последовательность из трех ключевых моментов.

Поддержка Аарона Смита началась с ничего не значащего момента. Полузащитник только что был сбит возле боковой линии …

… и даже не был рядом, когда начался прорыв. Смит отдал пас на 40м линии и делает 50м спринт, чтобы оказаться за левым плечом Сопоага, но слева подключается Аарон (на 34:52) и Смит уходит за правое плечо. Он приложил усилия, которые намного выше, чем его непосредственные обязанности.

Игрок поддержки справа от Сопоага — Бен Смит, и его действия на 34:52 приводят ко второму ключевому моменту:

В этот момент, Бен перестраивает линию поддержки с плоской на глубокую и опускается за правое плечо Сопоаги, в тоже время сканируя пространство в поисках защитников, и замечая Кирана Рида, который попал в кадр вверху картинки. Тот самый Рид, которого Смит пройдёт, чтобы занести попытку.

Третий ключевой момент показывает почему атака развивается хорошо и без контакта:

Два игрока поддержки Горцев ближе к мячу, чем любой накрывающий их защитник Крестоносцев, они оба «внутри круга» и поэтому могут продолжать игру без необходимости идти в контакт.

Бен Смит терпеливо дает возможность Сопоага (игроку с мячом) время и пространство принять решение где он хочет пройти, а затем занимает пространство между Ричи Мо“унга и Ридом, чтобы реализовать попытку. Это отличная атака от начала и до конца.

Четвертая попытка Крестоносцев также показала правильное принятие решений после прорыва, хотя результат был совершенно другой:

После получения мяча Крестоносцем Ричи Моунга в центре поля, возникла альтернативная ситуация в поддержке, которую Моунга снова оценил верно:

Три игрока «внутри круга» синие, что означает вся поддержка Моунга была либо заблокирована, либо слишком далеко, чтобы отдать им пас. Он может пойти в контакт или сыграть ногой, и он выбирает второй вариант, разгоняясь, чтобы занести попытку.

Два похожих примера поддержки после прорыва в первой фазе атаки при розыгрыше коридора показывают как надо и как не надо делать.

У атакующая сторона, в лице нападающего (хукер Эндрю Макалио) скидывает мяч краю закрытой стороны, №14 Сету Таманивалу. Пристальный интерес поддержки после прорыва вызывают действия Крестоносца Раяна Кротти №12.

Кротти располагается перед Сопоага, смещаясь с плоской в глубокую линию поддержки:

Это тонкая, но важная корректировка, и она позволит Крестоносцам реализовать свой шанс несколькими фазами позже.

Это пример плохой поддержки после прорыва. Первая фаза прорыва строится аналогично примеру Крестоносцев, также пас от нападающего (Лиам Сквайр) на края закрытой стороны Вайсаке Нахоло.

Хоть основной игрок поддержки Роб Томсон бежин на тойже линии что и Кротти, он не может тонко подстроится после прорыва.

Вместо того чтобы расположиться позади Нахоло, в нужный момент он остался плоско и пробежал мимо мяча. Фактически, он бежит параллельно Нахоло и увеличивает сложность передачи, а не уменьшает ее:

Итоги

Тренеры стали использовать для измерения эффективности атаки, подсчет количества прорывов линии, создаваемых их командами. Однако разрыв между созданием и реализацией может быть значительно больше, чем кажется. Поэтому возникает вопрос: как хороший тренер может минимизировать этот разрыв?

Игра в поддержке и принятие решений после прорыва также важны, как и способность создать этот прорыв.

Способность приложить максимум усилий, чтобы оказаться «внутри круга», бежать в правильном направлении, чтобы оказаться позади игрока с мячом и оставаться доступным, и активно помогать игроку с мячом делать его работу и создавать пространство для реализации — это всё ключевые особенности.

Игроку с мячом нужно чувствовать как близко его игрок поддержки, и стоит ли ему идти в контакт или сыграть ногой.

    Добавить комментарий
    Введите код с картинки
    Необходимо согласие на обработку персональных данных